Профессор ВШЭ Медведев: Современный русский язык не «клоачный», а «фашистский»

Профессор ВШЭ Медведев: русский язык -«фашистский»

История с русофобом Гусейновым не отпускает нашу рукопожатную публику из Высшей Клоаки Экономики.

Идущие саморазоблачения прекрасны. На сей раз на все 100 выступил еще один «профессор» Сергей Медведев, непонятно что делающий в «этой стране».

Редакция портала «Бдительность» сочла необходимым привести полностью текст вышеобозначенного либерального «интеллектуала», размещённый им на своей странице в Facebook.

«Гасан Гусейнов (Gasan Gusejnov) мне друг, но истина дороже.

Я не согласен ни с одним из трех тезисов в его нашумевшем посте:

= ни про недостаток мультикультурализма: как раз Москва – это «столица объединенной Евразии» и один из редких примеров удачной интеграции этносов, религий и языков без образования этнических гетто и анклавов, это неуклонно исламизирующийся и азиатизирующийся город, где скорее мигранты задают новые нормы и стили жизни, и меня это радует, как хорошая шурпа в ночной забегаловке для таксистов у станции «Кунцево», где никто не говорит по-русски. Москва и города-милионники в этом смысле унаследовали одну из немногих хороших черт советского интернационального проекта, который в своих устремлениях не был ксенофобским. Отсутствие бумажной прессы на языках новых мигрантов ни о чем не говорит, поскольку «пресса» как феномен вообще вымывается из нашей жизни, и я на русском языке последний раз держал в руках бумажную «прессу» лет пять назад;

= ни про жесткую языковую политику в Украине: я прекрасно понимаю ее источники (агрессия России против Украины, включая аннексию, оккупацию, гибридную и информационную войну, ускоренный нацбилдинг, чувство угрозы национальной культуре под потоком российской пропаганды), но я считаю, что украинизация должна быть постепенной и ненасильственной, двуязычие – не угроза, а преимущество Украины, и проблема исчезнет сама собой примерно через поколение;

= ни, тем более, про «клоачный язык»: да, происходит примитивизация языка СМИ, пропаганды, особенно телевидения, повседневной речи, но это лишь один из разнонаправленных потоков в языке, и даже этот клоачный язык интересен и достоин изучения и присвоения в духе Зощенко. В той среде, в которой я живу, я этого вообще не замечаю и по мере сил воспроизвожу сложный язык—от фейсбука до лекций и программ на ТВ. Все это существует одновременно, многослойно и разнонаправленно.

Но все это не имеет ровным счетом никакого значения: Гасан может писать те вещи и с такими эпитетами, какие сочтет нужным—каждый имеет право на свободное высказывание, раздражение, провокацию, троллинг, это все модусы интеллектуальной жизни, которая обязана расшатывать границы нормы, задавать вопросы к повседневности и поддерживать градус критического высказывания ради сохранения самого духа скепсиса, критики и сарказма. Еще раз: это всего лишь СЛОВА, а не удар в печень девушке, не сломанная нога бегуна, не тюремные сроки невиновным людям — реальные акты агрессии и террора, которые требуют консолидированного общественного резонанса.

Реальная проблема не в посте Гасана, а в истерической реакции на него, которая свидетельствует о том, что современный русский язык не клоачный, а фашистский – в том самом смысле, в котором писал об этом Ролан Барт: «…язык как перформация всякой языковой деятельности не реакционен и не прогрессивен; это обыкновенный фашист, ибо сущность фашизма не в том, чтобы запрещать, а в том, чтобы понуждать говорить нечто». И чуть выше: «весь язык целиком есть общеобязательная форма принуждения». На наших глазах за какие-то 6-7 лет, начиная с дела Pussy Riot и блокадного опроса «Дождя», сформировалось квазисоветское по форме и фашистское по содержанию коллективное тело, которое цензурирует, осуждает, требует наказания и главное – принуждает к высказыванию.

За прошедшие годы оно институализировалось, оформилось в общественные организации, группы уполномоченных граждан (ветераны, верующие, казаки, офицеры, матери и др.) и механизмы по написанию доносов и писем в прокуратуру. Есть, конечно, фабрики ботов и блогеры на зарплате, которые сейчас работают по Гасану, но в целом эта речь самозарождается и возгоняется в коллективном теле, ей не нужны деньги и указания, она готова убивать за слова ради воспроизводства своего биологического, органического единства. Именно в этом, в фашистском принуждении к коллективной речи и заключается глубинная клоачность языка, которую вскрыл (возможно, сам того не желая), пост Гасана – клоака внезапно заговорила.. »

Небольшой штришок к портрету автора, для тех кто забыл: «Российский профессор обосновал передачу Арктики под международный контроль»

Чудесный ВУЗ, чудесные преподаватели. И все это финансируется государством из своего кармана.

Источник ➝

Винодельческое хозяйство РПЦ регистрирует товарные знаки для открытия гостиниц и казино

 

Принадлежащее РПЦ винодельческое хозяйство «Мезыбь» в селе Дивноморском под Геленджиком в декабре 2019 года подало заявки в Роспатент на регистрацию двух товарных знаков — «Усадьба Мезыбь» и «Старая дорога на Джанхот».

Как обнаружили «Открытые медиа», хозяйство регистрирует знаки по девяти товарным классам — от производства алкогольной продукции до оказания гостиничных услуг, обучения и организации развлечений. В перечне алкогольной продукции значится вино, ликёр, водка, джин и байцзю (китайский алкогольный напиток).

В список видов деятельности вошли не только услуги гостиниц и пансионатов, но даже организация казино и проведение квалификационных экзаменов по пилотированию дронов (41 класс по международной классификации товаров и услуг).

По данным базы «Контур.Фокус», 66,7% ООО «Мезыбь» принадлежит Финансово-хозяйственному управлению Московского патриархата и 33,3% доли находится у художественно-производственного предприятия «Софрино», занимающегося производством церковной утвари. Само «Софрино» также принадлежит структурам РПЦ.

Отсылок к церковной атрибутике в товарных знаках нет. Знак «Усадьба Мезыбь» — словесный, а знак «Старая дорога на Джанхот» регистрируется с чёрно-белым изображением дерева на прибрежной скале.

Оно не похоже на концепцию, разработанную для ООО «Мезыби» краснодарской студией дизайна и рекламы ООО «АртСделка». Агентство в конце 2019 года опубликовало дизайн этикеток, бутылок и концепцию вина Mezyb. Как тогда выяснили «Открытые медиа», «Мезыбь» собирается производить Cabernet Sauvignon и другие классические сухие вина из классических международных сортов винограда и продавать их под брендом Mezyb. Хотя, по данным Русской службы BBC, хозяйство ещё в сентябре 2019 года получило лицензию на производство и поставку вина, представители «Мезыби» и РПЦ так и не рассказали, какие вина там будут делать. В Минсельхозе Краснодарского края «Открытые медиа» узнали, что хозяйство РПЦ зарегистрировало около 70 000 кустов виноградника распространённых классических сортов. В их числе красные «каберне-совиньон» (20 380 кустов), «каберне фран» (26 121 куст) и «мерло» (6300 кустов), а также белые — «шардоне» (11 222 кустов) и Viognier (5978 кустов).

Впервые о хозяйстве в 2016 году написало РБК, обнаружившее, что «Мезыбь» занимает 70 га сельхозугодий рядом с летней резиденцией патриарха в Краснодарском крае.

Судя по выпискам из реестра недвижимости, Финансово-хозяйственное управление РПЦ (Московский Патриархат) летом 2019 года ввело в эксплуатацию на территории хозяйства трехэтажное здание для хранения сельскохозяйственной продукции. Кадастровая стоимость здания — 44,6 млн рублей. Зданий, подходящих для использования в качестве гостиниц, на территории «Мезыби» пока не зарегистрировано.

«Открытые медиа» ожидают ответа на вопросы о расширении деятельности хозяйства от представителя РПЦ.

Как были устроены «шведские семьи» донских казаков до появления «духовных скреп»

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх