Последние комментарии

  • Алексей М
    Я про фантазии в историческом кино. А фентези и фантастику ни кто не отменял. А вы можете привести современный россий...Мединский осудил россиян за любовь к голливудским фильмам
  • Lioubov Kononenko
    Это еврейское наследие«Ты идиот клинический», или Свобода слова от «учителя года»
  • Алла Шурова
    Под нейтральным флагом обычно выступают беженцы!Шестикратная чемпионка мира по плаванию Ефимова едко пошутила о выступлении РФ под нейтральным флагом

Заначка в 200 тысяч: Кто в России имеет возможность откладывать деньги на «черный день»

Большинство населения живут от «зарплаты до зарплаты», набирая микрокредиты

 
 
Заначка в 200 тысяч: Кто в России имеет возможность откладывать деньги на «черный день»
 

Депозиты россиян в банках постепенно увеличиваются, сообщает со ссылкой на собственные данные РИА «Новости». Можно подумать, что жизнь в стране налаживается. Но это лишь попытка выдать желаемое за действительное — у большинства благосостояние не растет, а падает.

По информации агентства, депозиты за девять месяцев 2019 года выросли на 3,1%, а за год прирост составил 9% или 2,4 трлн. рублей. Всего же, по данным ЦБ, россияне хранят в банках 29,4 трлн. рублей. В пересчете на одного жителя в России приходятся порядка 200 тысяч рублей депозитов, делает вывод РИА «Новости».

Такая цифра действительно получается, если разделить общую сумму депозитов на 146 млн. человек, имеющих российский паспорт. Однако, по данным социологов, две трети россиян — 60−65% вообще не имеют никаких сбережений. Ни больших, ни малых. Так что «заначка» в 200 тысяч рублей на человека — недосягаемая мечта для большинства наших сограждан.

А значит, рассуждения о том, что «соотношение сбережений и средних зарплат свидетельствует о приемлемом уровне финансовой подушки» не имеют под собой никаких оснований. Известно, люди готовы и могут хоть что-то откладывать, если их зарплата превышает уровень 45−55 тысяч рублей. Но 70% россиян зарабатывают меньше средней зарплаты в 46 тысяч рублей.

Еще одна проблема — распределение депозитов по регионам. Впереди Москва (800 тысяч рублей на человека) — здесь порой такие доходы, что «проесть» их сложно, приходится нести в банк. Следом Петербург и некоторые центральные области России. А вот на Кавказе беда — лучший регион из последней десятки в четыре раза уступает среднероссийскому результату и вдвое — медианному.

Таким образом, если судить по возможности делать сбережения, большинство россиян не чувствует социального характера государства, закрепленного в Конституции РФ. Сотни тысяч рублей в банке имеет лишь привилегированная — высокооплачиваемая часть общества. Остальные же живут от зарплаты до зарплаты. А многие и до зарплаты дотягивают с трудом.

Выяснилось, что средний размер займа в организациях микрокредитования, где как правило берут деньги «до зарплаты», составляет сейчас 25−27 тысяч рублей, что на 58% (!) больше, чем год назад. Подобный взрывообразный рост означает лишь то, что люди впали в совсем крайнюю нужду и стремятся хоть как-то свести концы с концами, занимая деньги под сумасшедшие проценты.

А в это время глава правительства Медведев, не стесняясь, публично заявляет, что в экономике страны все в порядке. А президент Путин его зачем-то поддерживает. Сытая власть «не разумеет» голодное население? Получается так.

— О формировании тенденции к замедлению темпов прироста средств на депозитах физлиц можно будет говорить только после получения статистики за декабрь, — говорит руководитель отдела аналитических исследований «Высшей школы управления финансами» Михаил Коган. — Причина — получаемые в конце года бонусы, которые искажают картину по итогам года в целом. Так, по состоянию на 1 ноября годовые темпы прироста накопленным итогом за 12 месяцев составили 8,5%, что заметно лучше 7,3%, зафиксированных 1 августа или ситуации, например, за весь 2016 год, когда прирост по итогам года составил всего 4,2% (но тут уже сказалась заметная негативная переоценка валютных вкладов из-за резкого укрепления нацвалюты).

В то же время последние данные Банка России не говорят об отказе от сберегательной модели поведения граждан. На фоне 20-процентных темпов роста розничного кредитования, Росстат фиксирует рост розничных продаж с января по август лишь на 1,4% против прошлогодних 2,3% за аналогичный период и сокращение объема платных услуг населению на 0,7%. Скорее мы можем быть свидетелями изменения инвестиционных предпочтений граждан, которые постепенно осваивают для себя фондовый рынок в поисках более высоких процентов, о чем свидетельствует статистика по открытию индивидуальных инвестиционных счетов (к текущим 1,2 млн. в следующем году по оценкам Банка России может добавиться еще 2 млн.), что увеличило число частных инвесторов в целом до 3 млн.

«СП»: — Можно только порадоваться за эти несколько миллионов россиян, ищущих, куда бы выгоднее пристроить «лишние» деньги. Но ведь не секрет, что в целом наше общество вот уже который год беднеет. А самая бедная его часть буквально катится в пропасть. Особенно в регионах…

— В целом динамика реальных располагаемых доходов населения «не располагает» к увеличению сбережений. По итогам 2018 года россияне направили на сбережения минимальный объем средств за 20 лет и в этом году на фоне вновь стагнирующей динамики доходов, показатель едва ли улучшился. Такой же неоднозначной картина выглядит и по регионам, что объясняется разноскоростным режимом динамики валового регионального продукта и различной базой.

Где-то как в Москве и регионах-донорах в целом у граждан доходы таковы, что позволяют направлять определенную их часть на сбережения. В других, дотационных и депрессивных, большинство граждан могут справиться только с удовлетворением скромных потребностей и позволять себе большее только за счет кредитов (статистика по закредитованности граждан здесь одна из самых удручающих).

«СП»: — И что же делать?

— Подобные расхождения указывают на актуальность проблем регионального развития, которые требуют системной работы по устранению таких диспропорция за счет создания стимулов для развития бизнеса, повышения гибкости рынка труда, увеличения инвестиций в человеческий капитал, других мер.

По мнению ведущего аналитика Forex Optimum Ивана Капустянского, до тех пор, пока в стране низкие зарплаты, кредитное рабство в той или иной форме будет существовать.

— Рост среднего микрокредита свидетельствуют об эффективности недавних действий Центробанка в отношении МФО: рентабельность бизнеса ощутимо сократилась из-за чего предоставлять микрозаймы становится совершенно невыгодно. В связи с чем, организации предпочитают сокращать издержки: закрывать офисы и уходить в оффлайн, а также работать со старыми клиентами, которым можно предложить более ощутимые суммы.

Стоит отметить и увеличение доли займов предпринимателям почти на 30% в 2019 году: в отличие от традиционных финансовых компаний, МФО с большей готовностью выдают кредиты на развитие бизнеса.

«СП»: — Такая трактовка, наверное, тоже заслуживает внимания. Но все-таки клиенты МФО — это, как правило, беднейшие слои населения, занимающие «до зарплаты». Возможно, они просто вынуждены увеличивать объем микрокредитов в надежде свести концы с концами…

— Копить деньги получается далеко не у всех. 54% россиян имеют кредиты, на которые тратится в среднем 10,6% от доходов. Тем не менее, данный показатель выглядит гораздо более устрашающее для наименее обеспеченных граждан: у соотечественников с доходами менее 20 тысяч рублей на кредитные выплаты уходит около 28% от зарплаты. Отсюда и очевидная взаимосвязь: в регионах с самыми маленькими зарплатами у людей попросту нет денег, чтобы откладывать их на депозиты.

«СП»: — Видимо, требуются меры общеэкономического характера?

— Ограничения Центробанка помогут улучшить качество выдаваемых кредитов, но не устраняют главную причину потребности людей в займах — низкий рост зарплат. В отсутствие экономического роста ситуация будет только ухудшаться, а люди будут переходить с микрозаймов на кредитные карты, которые вполне могут оказаться еще опаснее. За первые 9 месяцев 2019 года было выдано 7,1 млн. карт на сумму в 913 млрд. рублей, что почти на 33 млрд. рублей больше, чем за аналогичный период 2018 года.

В свою очередь руководитель Центра социального анализа Института глобализации и социальных движений Анна Очкина отмечает, что отсутствие сбережений у большинства россиян — мощный фактор социальной и как следствие политической нестабильности накануне транзита власти.

— Двести тысяч рублей на человека — маловато, если честно. Если учесть огромные запасы средств, которые имеет в своем распоряжении один процент самых богатых и приличные запасы, которые есть у пяти процентов самых богатых, то, наверное, треть россиян — вообще голые.

«СП»: — Все гораздо хуже. По данным «Левада-центра», даже не треть, а две трети — 65% россиян живут от зарплаты до зарплаты и не имеют ничего…

— Неудивительно. Рост реальных доходов — очень-очень небольшой был только в третьем квартале этого года. В первые два квартала, по сравнению с тем же периодом год назад было существенное снижение. Сейчас четвертый квартал, когда все платят долги, может, доходы и покажут какой-то небольшой росточек…

«СП»: — Все съедает текущее потребление. Вкладывать в будущее большинству людей нечего…

— Наша структура потребления сложилась в еще советское время. Люди имеют некое представление о том, на что они могут рассчитывать, исходя из своего статуса. Но эта структура совершенно не учитывала рост затрат и на жилье, и на образование, и на медицину. Ведь даже имея бесплатные медицинские и образовательные услуги, а тем более ипотеку, люди вынуждены нести расходы.

Россиянам кажется, что они все еще имеют право и на квартиры, и на автомобили, и на смартфоны и на все-все-все. Это такая обцессия… Поэтому это все нестабильно. Люди либо должны добиваться смены действующей модели заниженных зарплат, либо смириться, что их потребление должно быть значительно скромнее, чем они ожидали. Для многих это шок.

Но при этом мы видим, что социальный протест, который еще несколько лет назад был нелюбимой темой, теперь — тема каждого дня.

«СП»: — Но, там, где нет социальной устойчивости, нет и политической стабильности, о чем постоянно пекутся в Кремле…

— Только что мы наблюдали какое-то переформатирование ведущей партии. Также свою лепту нестабильности и неспокойствия вносит пресловутый транзит власти. Это видно из выступлений представителей высшей власти. Так что ни о какой политической стабильности сейчас или в будущем, видимо, говорить не приходится.

 

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх