Медведев открыл тайну бесследно пропадающих денег

Обходят бюджет, как Нобелевка российских ученых

 

На прошедшей неделе раздавали Нобелевские премии. И совершенно незаслуженно обошли Россию, а точнее нашего премьера Дмитрия Медведева. Потому что его открытие вполне достойно нобелевки. Дмитрий Анатольевич открыл, что деньги — они живые, обладают самосознанием, свободой воли и вполне могут взять и уйти.

Так и вижу. Стоит худенький белобрысый рубль на пригорке, обнимает тонкой ручкой березку. Родное же, тоже дерево... Смотрит на вековечную тоску нашу русскую и думает: «Уйду, пожалуй, сил моих нет.

..» Закидывает котомку на плечо, крестится и уходит не оборачиваясь куда-то туда, в бескрайний простор, за горизонт.

Вот Дмитрий Анатольевич так Владимиру Владимировичу и сказал: «...А потом эти деньги как бы ушли, и от них не осталось следа».

Это премьер-министр президенту объяснил, почему проблемами здравоохранения правительство с 2006 года занималось, но «такое ощущение, будто эта работа уже и напрасно проведена». (В кавычках — слова Медведева, а вовсе не вывод какого-нибудь злопыхателя.) Но теперь-то уж точно все получится, «чтобы каждые десять лет к таким вопросам не возвращаться». Главное, чтобы за десять лет деньги плавать не научились. А то ведь придется констатировать: «...А потом эти деньги как бы уплыли, как в воду канули».

Собственно Путин на этом совещании тоже о деньгах говорил — о зарплате медиков: «Она должна быть справедливой, должна мотивировать людей к эффективной работе», иначе не решить одну из главных проблем здравоохранения в целом — «кадровый вопрос». Впрочем, русский человек всегда отличался смекалкой. Минздрав напрягся и выдал идею. Если деньги уходят куда-то налево, нет их почему-то там, куда их отправили, а кадры нужны — давайте в медики мигрантов наймем. А и правда, какая разница? Вот вы можете почерк врача на рецепте разобрать? Нет. Так не все ли равно на каком языке там написано?

Из другой новости на неделе мы узнали, что наши губернаторы — бессребреники. Иркутский губернатор Левченко вообще непонятно как концы с концами сводит — оклад у него 18 тысяч рублей. (Челябинский экс-губернатор Дубровский от такого безденежья вообще в Швейцарию сбежал, правда, намутил что-то при этом миллиардов на 20.) Вот вы смеетесь, а тут плакать впору. Потому что Левченко решил себе оклад до 27 тысяч поднять и на него все накинулись. А ведь золотой человек, все о России, о людях думает. От моего оклада, говорит, зависят оклады бюджетников в области. А они совсем гроши ведь получают, надо что-то делать.

Решение, кстати, есть. Давайте попробуем наоборот сделать — чтобы оклад губернатора от оклада бюджетника зависел. Берем самый нижний чин служащего. Правительство устанавливает ему оклад. И дальше — вверх. У губернатора — условно 200%, у министра — 300, у премьера — 400, у президента — 500. И в госкорпорациях тоже от оклада простого рабочего плясать. В здравоохранении — от оклада медсестры, ну и так далее. Несбыточная идея, но мечтать не запретишь?

 

Кстати, еще о Нобелевской премии. Прокатили не только Медведева, но и Грету Тунберг. Премию мира дали вовсе не девочке, которую пугает глобальное потепление, а премьер-министру Эфиопии (так мы узнали, что в Эфиопии существует премьер-министр, был, оказывается, конфликт — и теперь кровопролитию конец). С точки зрения жителя России, где климат предназначен в основном для уничтожения врага, вполне логично. Какое там потепление... Зато экоактивистов в Европе это совершенно не устроило. Как еще объяснить массовые протесты, блокирование дорог и палаточные городки по всем городам Старого Света? У борцов за экологию в Лондоне, кстати, обнаружили дизель-генератор, который питал электричеством их палаточный лагерь. Очень экологично жечь соляру, чего уж там. Короче, активистов полиция начала разгонять. Где помягче, просто за руки, за ноги, а где и с водометами и резиновыми дубинками. Но там можно, там — это демократично, поскольку акция с властями не согласована. Не то, что у нас.

Между прочим, не исключено, что эти дестабилизирующие протесты — дело рук ГРУ. На неделе издание «Нью-Йорк Таймс» раскрыло страшную тайну. У нас, оказывается, есть спецподразделение, чтобы раскачивать Европу — в/ч 29155. Там служат Мишкин, Петров, Боширов и, возможно, Чепига (я, честно, говоря, запутался, кто там есть кто). Они носятся по демократическим странам с большим черным пистолетом в одной руке и флаконом «Новичка» в другой. Нет ничего, чего бы они не могли. Но это такой большой секрет, что о в/ч 29155 не знают даже сослуживцы «дестабилизаторов» из ГРУ — только журналисты «Нью-Йорк Таймс».

А под конец недели пришла печальная новость — не стало Алексея Леонова. Лично для меня это — как еще один кусочек детства умер... А если посмотреть на мировую реакцию, то становится понятно: все эти дрязги между странами, обвинения, происки, поиски виноватых — это так мелко. Потому что есть безбрежный космос и человек, который в него шагнул.

Но чтобы не завершать на грустном, поговорим о смертной казни. Во всей этой истории с обсуждением отмены моратория, удивительна роль Госдумы. Кто-то там решил потрафить общественным настроениям и вывесил на официальной страничке опрос. Результат был предсказуем. И сразу вывод — вот, депутаты с народом. Ага. Давайте усложним задачу. Введем смертную казнь еще и за измену Родине, выраженную в форме коррупционных преступлений. И одновременно отменим депутатскую неприкосновенность. Слабо такой опрос на сайте Думы повесить?

А ведь если это все ввести, глядишь и деньги перестанут уходить так, что «не осталось и следа».

Источник ➝

Винодельческое хозяйство РПЦ регистрирует товарные знаки для открытия гостиниц и казино

 

Принадлежащее РПЦ винодельческое хозяйство «Мезыбь» в селе Дивноморском под Геленджиком в декабре 2019 года подало заявки в Роспатент на регистрацию двух товарных знаков — «Усадьба Мезыбь» и «Старая дорога на Джанхот».

Как обнаружили «Открытые медиа», хозяйство регистрирует знаки по девяти товарным классам — от производства алкогольной продукции до оказания гостиничных услуг, обучения и организации развлечений. В перечне алкогольной продукции значится вино, ликёр, водка, джин и байцзю (китайский алкогольный напиток).

В список видов деятельности вошли не только услуги гостиниц и пансионатов, но даже организация казино и проведение квалификационных экзаменов по пилотированию дронов (41 класс по международной классификации товаров и услуг).

По данным базы «Контур.Фокус», 66,7% ООО «Мезыбь» принадлежит Финансово-хозяйственному управлению Московского патриархата и 33,3% доли находится у художественно-производственного предприятия «Софрино», занимающегося производством церковной утвари. Само «Софрино» также принадлежит структурам РПЦ.

Отсылок к церковной атрибутике в товарных знаках нет. Знак «Усадьба Мезыбь» — словесный, а знак «Старая дорога на Джанхот» регистрируется с чёрно-белым изображением дерева на прибрежной скале.

Оно не похоже на концепцию, разработанную для ООО «Мезыби» краснодарской студией дизайна и рекламы ООО «АртСделка». Агентство в конце 2019 года опубликовало дизайн этикеток, бутылок и концепцию вина Mezyb. Как тогда выяснили «Открытые медиа», «Мезыбь» собирается производить Cabernet Sauvignon и другие классические сухие вина из классических международных сортов винограда и продавать их под брендом Mezyb. Хотя, по данным Русской службы BBC, хозяйство ещё в сентябре 2019 года получило лицензию на производство и поставку вина, представители «Мезыби» и РПЦ так и не рассказали, какие вина там будут делать. В Минсельхозе Краснодарского края «Открытые медиа» узнали, что хозяйство РПЦ зарегистрировало около 70 000 кустов виноградника распространённых классических сортов. В их числе красные «каберне-совиньон» (20 380 кустов), «каберне фран» (26 121 куст) и «мерло» (6300 кустов), а также белые — «шардоне» (11 222 кустов) и Viognier (5978 кустов).

Впервые о хозяйстве в 2016 году написало РБК, обнаружившее, что «Мезыбь» занимает 70 га сельхозугодий рядом с летней резиденцией патриарха в Краснодарском крае.

Судя по выпискам из реестра недвижимости, Финансово-хозяйственное управление РПЦ (Московский Патриархат) летом 2019 года ввело в эксплуатацию на территории хозяйства трехэтажное здание для хранения сельскохозяйственной продукции. Кадастровая стоимость здания — 44,6 млн рублей. Зданий, подходящих для использования в качестве гостиниц, на территории «Мезыби» пока не зарегистрировано.

«Открытые медиа» ожидают ответа на вопросы о расширении деятельности хозяйства от представителя РПЦ.

Как были устроены «шведские семьи» донских казаков до появления «духовных скреп»

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх