Орешкин пообещал Путину экономический рывок. С чего бы это?

Российская экономика уже в 2019 году начнет расти опережающими прогнозы темпами, сообщил президенту Владимиру Путину министр экономического развития Максим Орешкин. Экономика страны переживает временные трудности, но с 2020 года расцветет, полагают в Минэке. На вопрос «с чего бы это?» у независимых экономистов ответа нет. Однако чиновники не унывают и полагают, что все идет по плану.

Рост российской экономики по итогам 2019 года может превысить официальный прогноз Минэкономразвития, пообещал глава ведомства Максим Орешкин на встрече с президентом Владимиром Путиным.

Как такое может быть? Оказывается, у Минэка есть два «трека», которые позволят нам совершить экономический рывок.

Все идет по плану

Но пока ситуация в экономике выглядит не очень хорошо. Темпы роста ВВП в I квартале оказались минимальными за два года составили всего 0,5%, а инфляция ускорилась до 5,3%. Но, как полагает Максим Орешкин, все идет по плану. «Мы это и ожидали», - заверил Путина министр.

«Инфляция прошла свой пик и сейчас начнет замедляться. И экономический рост тоже начнет к концу года ускоряться. Повышение НДС в целом экономикой переносится лучше, чем многие ожидали», - успокоил президента министр.

«В целом по году прогноз - 1,3%. Но мы видим, что цифры могут оказаться лучше, чем мы сейчас ожидаем», - сказал Орешкин. После чего добавил, что самое главное в нынешней ситуации - продолжать начатую работу.

Есть два трека

У этой работы есть два ключевых направления или трека, как называет их Орешкин.

Первое направление - региональное: 10 субъектов «с невысокими экономическими показателями» получат индивидуальных кураторов в правительстве.

Пилотный регион уже выбран - это Республика Тыва, где, по данным Счетной палаты, более 40% населения находятся за чертой бедности. Курировать Тыву Орешкин будет лично.

«Второй трек, тоже очень важный, - это инвестиционный трек», - сообщил Орешкин президенту. Совместно с Минфином чиновники МЭР планируют «по каждой отрасли смотреть те барьеры и ту регуляторику, которые нужно донастроить, для того чтобы больше инвестиций пошло», рассказал чиновник.

Что все это значит?

Максиму Орешкину, если честно, можно посочувствовать. В майском указе Владимира Путина содержится требование повысить темпы роста ВВП до среднемирового уровня (около 4-5%) до 2024 года. Минэкономразвития требование президента выполняет и послушно прогнозирует резкое ускорение экономического роста после 2020 года. В итоге, как представляют в Минэке, российская экономика должна выйти на рост ВВП в 3,1-3,3% в 2022-24 годах на фоне реализации масштабных нацпроектов.

Однако пока нет никаких доказательств, что 25 триллионов рублей, которые государство собирается направить на нацпроекты, резко повысят темпы роста ВВП. При этом внешняя конъюнктура остается для России угрожающей: в мире бушуют торговые войны, санкционное давление Запада не снижается, цены на нефть могут вновь упасть. Как в таких условиях повысить темпы роста экономики в разы - решительно неясно.

Однако понятно, что Максим Орешкин не может явиться к президенту и сказать: «Извините, товарищ верховный главнокомандующий, указ ваш выполнить возможности нет. Мы в кризисе и вряд ли сумеем из него быстро выбраться». Поэтому мы видим, как Минэк неустанно твердит мантру о резком повышении роста ВВП, хотя ни один независимый экономист в это не верит.

Вероятно, кстати, что не верит и сам Максим Орешкин. Но, судя по всему, тут выбрана единственно верная тактика: беспрестанно повторять слово «халва», а там будь что будет. Что случится в 2024 году с эмиром и ишаком - не ведомо никому.

Источник ➝

Теперь объясняйте, что про индексацию пошутили

Самое мучительное для властей — то, что деньги могут попасть прямо в руки рядовым людям.

 

Осуществляются мечты. В Госдуме в понедельник вечером был официально зарегистрирован законопроект о возобновлении индексации пенсий работающим пенсионерам. Его внес член Совета Федерации, орловский коммунист Василий Иконников.

Единственное, что интересует массы в путинских поправках, — это обещания всяческих индексаций. Но конституционные новации сформулированы расплывчато и бессвязно. Понадобятся федеральные законы, их расшифровывающие.

И вот, оказывается, первый уже готов. Осталось несколько раз нажать на кнопки и передать на подпись вождю.

Так оно и было бы, если бы к проекту не прилагался отрицательный отзыв, подписанный вице-премьером нового правительства. Сюрприз? Не думаю. Но сначала о содержании проекта.

Титульный автор — даром, что функционер КПРФ — рассуждает здраво. Страховые пенсии работающим пенсионерам, пишет он в пояснительной записке, были заморожены, когда денег в казне не хватало, а сейчас их избыток. Да и сама идея экономии путем выборочной заморозки оказалась ошибочной — из-за нее число официально работающих пенсионеров, если верить мониторингу Минтруда, уменьшилось с 15,3 млн до 9,7 млн. Несколько миллионов пенсионеров ушли в тень и получают заработки по-черному, не платя НДФЛ и взносы в Пенсионный фонд. Из-за чего суммарные потери казны, по мнению Иконникова, достигают 800 млрд руб. в год.

Восстановление индексации пенсий, по его расчетам, обойдется в 2020-м в 369 млрд руб. (меньше двух процентов плановых бюджетных трат — округленно, это тысячи по три в месяц каждому из десяти миллионов получателей). Финансировать начинание предложено «за счет использования части профицита». А фактически денег понадобится даже меньше, т. к. есть надежда на частичное возвращение работающих пенсионеров из тени в свет, что принесет казне добавочные доходы.

И конечно же, Иконников напоминает о «внесении президентом Российской Федерации поправок в Конституцию, предусматривающих регулярную индексацию размера пенсий».

Человек несведущий скажет, что все это в совокупности абсолютно неотразимо для свеженазначенных правительственных чиновников. Их краткий неприязненный отзыв его удивит.

Ответ правительства состоит всего из двух пунктов. Мысль об убытках от ухода пенсионеров в тень оставлена без комментариев, а напоминание об индексационных путинских поправках дерзко обойдено молчанием.

Зато сказано, что, во-первых, индексация пенсий «является компенсацией инфляционных издержек, которые могут покрываться за счет заработной платы работающих пенсионеров». Во-вторых, «законопроект должен определять источники соответствующих расходных обязательств», а он якобы не определяет.

Возражения курьезные. Если ссылки на профицит почему-то не довод, то ведь в бюджете и без того есть откуда извлечь деньги. Ну, хоть урезать траты на нацпроекты. Никто, кроме нескольких магнатов, слезинки не прольет.

Впрочем, аргумент № 1 еще круче. Если зарплата работающих пенсионеров вознаграждает их за инфляционное усыхание пенсий, то почему бы не лишить индексации также и пенсионеров неработающих, но получающих арендную плату за сдачу жилья? Работающих военных пенсионеров? Нельзя, потому что нельзя? Нелогично. Работающих обладательниц материнского сертификата? Разве зарплата не компенсирует им инфляционное обесценивание маткапитала?

Не думаю, что чиновники готовы к тому, чтобы их отговорки обсуждали всерьез.

Реальные причины правительственной обструкции, конечно, другие.

Во-первых, это защита собственного бюрократического достоинства. Признать, что замораживание пенсий работающим пенсионерам было глупой и невыгодной для казны операцией, — значит, унизить свою гордость. Начальство ошибок не признает.

Во-вторых, поскольку поправочное шоу идет по восходящей, и запросто толкуют уже об индексации абсолютно всего, включая и зарплаты, которые без гиперинфляции проиндексировать будет невозможно, то упреждающий бойкот любых конкретных индексационных предложений начинает выглядеть почти разумным.

А в-третьих, индексация пенсий работающим пенсионерам уязвима хотя бы потому, что слишком проста в исполнении и обещает выгоду именно тем, кому официально адресована, т. е. людям небогатым. Следовательно, не имеет лоббистов в бюрократических и коммерческих кругах.

«Социальные» благодеяния наших властей осуществляются по другим схемам. Они должны быть замысловатыми и запутанными, чтобы отсечь самых нуждающихся и обеспечить прилипание большей части спущенных сверху денег к рукам посредников, малонуждающихся и внешних выгодополучателей.

Взять, например, маткапитал. Его можно потратить только целевым порядком: на покупку жилья, т. е. вручить сертифицированным застройщикам; на накопительную пенсию матери, т. е. перечислить окологосударственным фондам; на обучение детей, т. е. передать казенным продавцам образовательных услуг. Маткапитал надежно защищен от «неоправданной растраты родителями» — его обналичивание запрещено.

А пенсионные выплаты именно что обналичиваются, и безответственные пенсионеры тратят их на что хотят, вплоть до антипатриотической покупки импортных товаров. Сама мысль о финансовом поощрении своевольного поведения подданных мучительна для начальствующих лиц.

В совокупности это очень мешает реставрировать индексацию, при всей ее эффектности накануне плебисцита.

Но спустить пошедшую лавину на тормозах получится вряд ли. Сомневаюсь, что вождь планировал именно это, однако поправочная суета отозвалась в массах растущим предвкушением денежных раздач. Каких именно? Многих. И возврат ко всеобщей индексации пенсий по причине своей простоты и очевидности стоит в этом народном списке на первом месте.

Трудно уступить подданным, но еще труднее будет объяснять им, что разглагольствования об индексации были шуткой. Я бы сказал — совсем невозможно будет объяснять.

Сергей Шелин

Апелляционный суд Гааги обязал Россию выплатить $50 млрд по делу ЮКОСа

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх