Последние комментарии

  • Oleg Koltunowski15 декабря, 4:13
    леонтьев в переводе с аборигенского нефтянского -Стоящий на Карачках и Подергивающий Задом дабы Глубже Лизнуть Жители Хакасии ответили на оскорбления своего губернатора Коновалова представителю "Роснефти" Леонтьеву
  • Сан-Саныч Демченко15 декабря, 4:11
    Более того! Что он доброго сделал своими руками для страны,для отдельно взятого простого человека? Метёт своим помело...Жители Хакасии ответили на оскорбления своего губернатора Коновалова представителю "Роснефти" Леонтьеву
  • Oleg Koltunowski15 декабря, 4:10
    леонтьев в переводе с аборигенского нефтянского -Стоящий на Карачках и Подергивающий Задом дабы Глубже Лизнуть Жители Хакасии ответили на оскорбления своего губернатора Коновалова представителю "Роснефти" Леонтьеву

Очередное выступление в Екатеринбурге: Фашисты - это воины, которые заслуживают уважения

«По факту «проклятые фашисты» на фотографии — это воины»

«У меня есть четкое понимание: в любой войне с обеих сторон стоят воины, которые заслуживают уважения и человеческого отношения. Они не преступники». Денис Пучков — о школьнике из бундестага.

Денис Пучков, управляющий партнер адвокатского бюро «Пучков и партнеры»:

— Когда я услышал про Николая Десятниченко, школьника из Нового Уренгоя, который, выступая в бундестаге, рассказал историю солдата, воевавшего в Сталинградской битве на стороне вермахта, то сразу вспомнил одно фото с выставки работ Евгения Халдея.

Он прошел всю Великую Отечественную войну фотокорреспондентом ТАСС, много снимал Иосифа Сталина, с первого до последнего дня фотофиксировал Нюрнбергский военный трибунал. Многие его снимки стали классикой: водружение флага над Рейхстагом, подписание Акта о безоговорочной капитуляции Германии. Наше бюро в сотрудничестве с «Ельцин Центром» и Уральским государственным юридическим университетом готовили этот проект — в городе впервые показали уникальные снимки Халдея, которые удалось вернуть в страну из США после длительных судов. Так вот на одном фото запечатлены молодые солдаты вермахта, а на подписи было указано: «Защитники Берлина». Школьника осудили за то, что он назвал немецкого солдата «невинно погибшим».

Точно так же общественность могла накинуться и на подпись к снимку на выставке: «Какие же они защитники?! Они нацисты!». У меня встречный вопрос: а что они должны были делать?

По факту «проклятые фашисты» на фотографии — это воины, которые шли за своим руководством, за армией, потому что если бы они этого не сделали, то по законам своей страны совершили бы военное преступление. Они отправлялись на войну, как и многие солдаты советской армии, воевавшие, например, в Афганистане. Они погибали на фронте, умирали в плену. Такова война. Я сам из военной семьи, оба моих деда участвовали в Великой Отечественной войне. Один жив до сих пор, ему 95 лет. И у меня есть четкое понимание: в любой войне с обеих сторон стоят воины, которые заслуживают уважения и человеческого отношения. Я не знаю, что имел в виду новоуренгойский школьник, когда произносил «невинно погибшие». Но могу предполагать: мальчик говорил о том, что пленные немцы — это военнопленные, а не преступники. Поэтому на них распространяются конвенции, у них есть права. Они не бандиты и должны жить в нормальных условиях, а не быть убитыми в плену и похороненными в одной братской могиле.

Еще одна фотография Евгения Халдея, где изображен немецкий генерал Ганс Кребс, подтверждает тот факт, что в Великой Отечественной войне сражались воины. Ему было поручено провести мирные переговоры или, во всяком случае, поговорить о возможности их проведения с советским руководством. Но Сталин ответил жестко: только капитуляция! Генерал Кребс не мог принять для себя такое решение и застрелился.

И снова скажут: «Он нацист!». А для меня он в первую очередь офицер, его поступок порядочный и честный, и достоин уважения. Он выбрал пулю в лоб, потому что проиграл войну.

Он не мог сдаться, для него лучшим исходом была смерть. Не все, конечно, вели себя так. Например, фельдмаршал Фридрих фон Паулюс после дачи показаний на Нюрнбергском процессе вернулся в Дрезден, жил на вилле с прислугой, у него был шикарный автомобиль и даже — как и положено фельдмаршалу — табельное оружие! Многие за него беспокоились — что не переживет поражения, позора и застрелится. Пережил! Не застрелился! Мне кажется, фон Паулюс пошел на сделку с совестью. Кребс выглядит намного порядочнее.

Никто не говорит о пересмотре истории, бесспорно, победа в Великой Отечественной войне — это наша победа, доставшаяся стране ценой огромного количества погибших. Мы отдали самую дорогую плату во всем мире за эту победу, ей нет цены. Я читал мемуары немецкого солдата, который участвовал в боях за Новороссийск, он писал: «Мы стали сходить с ума, потому что уставали стрелять, убивать. Люди все шли и шли, они не заканчивались. Мы стреляли как будто в призраков». Мы должны помнить об этом и извлекать из прошлого уроки, понимать, что та война была не только победоносной.

Мы должны не только радоваться победе, но и плакать, потому что это была самая кровавая война. День Победы в нашей стране должен быть, скорее, Днем скорби. И тысячи людей, которые несут портреты своих родственников в «Бессмертном полку» — это то, что должно быть 9 мая. А не парады и салюты.

В 2011 г. я был в музее Нюрнберга, смотрел экспозицию. Процессы трибунала шли долгое время, их была целая цепочка, военных преступников приговаривали к тюремным срокам на десятилетия. Но в конце 1970-х гг. правительство ФРГ сказало: «Хватит! Прошло уже 30 лет. Нам надо работать». Естественно, была волна протестов, люди приходили на суды в концлагерских робах, но больше трех лет преступникам уже не давали, а то и вовсе назначали условные сроки. Может быть, и нам пора перестать жить прошлым…

Мне кажется, немцы заплатили очень большую цену за свои зверства в Великой Отечественной войне. Все уже позабыли, что Германию потом разделили на две части, что Никита Хрущев поставил берлинскую стену. И это не просто абстрактное понятие из учебника истории. Нынешние немцы хорошо помнят, как на этой стене расстреливали людей. Немцы — немцев. Вряд ли это разумная кара за те 25 млн советских людей, что погибли в Великой Отечественной войне. Но всю ли оставшуюся жизнь стоит их карать? У всего есть срок давности, нужно продолжать жить.

Сила всегда заключается в том, чтобы сдержать себя от какой-то ужасной эмоции. Всегда легко сказать что-то плохое, разругаться в сердцах. И очень тяжело сказать себе стоп, включить ум, здравый смысл.

Вместо того, чтобы ругать последними словами школьника, его родителей, учителей, мэра города и т д., делать из них «врагов народа», лучше включить голову и понять: не все так однозначно.

Возможно, выставка работ Евгения Халдея поможет это сделать: экспозиция имела огромный интерес, поэтому было решено ее продлить, правда, перенеся на другую площадку. С 7 декабря легендарные фото можно будет увидеть в здании Свердловского областного суда.

А мальчишка классный! В чужой стране перед большой аудиторией так свободно высказал свое мнение. Я думаю, стране нужно гордиться, что у нас такие дети. Причем не в Москве или Питере, а в глубинке.

Источник ➝