Последние комментарии

  • Александр Лисовский26 июня, 23:13
    Да ну ! Что у вас за отношение к людям. Был хороший советский актёр - слава ему . Стал старым брюзжащим антироссистом..."Партнер по фильму "Мимино" сгорел бы со стыда!": Кикабидзе разнесли за "мерзопакостные" слова о России
  • Любовь Малова26 июня, 23:07
    А если человек сам не может отремонтировать авто?  Не у всех есть способности к этому. Зато, возможно, он очень талан..."Недостатки СССР усиливаем, достоинств не повторяем". Опрос показал рост ностальгии по Союзу
  • Любовь Малова26 июня, 23:05
    Учились не за Ваш лично счет, а за счет грамотного распределения налогов. Зато Вы, возможно, получали копеечные путев..."Недостатки СССР усиливаем, достоинств не повторяем". Опрос показал рост ностальгии по Союзу

Сергей Пархоменко объяснил, почему назвал доктора Лизу "ничтожеством"

«А все ли помнят, с чего начинала Елизавета Глинка, и в какое услужливое, потасканное ничтожество она позволила себя превратить незадолго до смерти? Все помнят, как кремлевские сволочи ее хладнокровно и сноровисто употребили в дело на раннем этапе войны в Донбассе? Все помнят эти гнусные фотографии “доктора Лизы” на фоне улыбок Марины Юденич и самодовольной мадам Симоньян?
», – написал Сергей Пархоменко в фейсбуке.
 

Журналист Сергей Пархоменко, негативные высказывания которого о Елизавете Глинке всколыхнули Сеть, утверждает, что остался непонятным. Пархоменко ранее высказал мнение, что Глинка «позволила превратить себя в услужливое, потасканное ничтожество», после чего подвергся ожесточенной критики со стороны коллег.

 

«Согласилась с благодарностью»

Все началось с того, что руководитель Центра паллиативной медицины Москвы и учредитель фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер объявила о вступлении в Общероссийский народный фронт.

Нюта Федермессер много лет систематически занимается проблемой помощи неизлечимо больным людям. Под ее руководством в Москве была создана система, при которой помощь может получить любая семья, в которой есть тяжело больной человек. Девиз фонда «Вера» – «Если человека нельзя вылечить, это не значит, что ему нельзя помочь».

Вступление в ОНФ Федермессер объяснила желанием сделать так, чтобы по всей России была создана такая же система, как в Москве.

«Я ужасно рада тому, что произошло и происходит в Москве. У нас тут в 19 году появятся еще выездные службы, у нас появится детский филиал в Чертаново, в Москве, наконец-то, будет кабинет по перинатальной паллиативной помощи. А в Питере? А в Ивановской области? А в Подмосковье? А… перечислять можно долго…» – написала она в фейсбуке.

«Я хочу иметь возможность работать с теми, от кого по-настоящему зависят решения о распределении денег в субъекте, и кто действительно определяет приоритеты в регионах. А это не федеральный минздрав. Это губернаторы. Это министры в регионах и главные врачи в клиниках. <…> Вчера, когда Фонду “Вера” исполнилось 12 лет, и когда я произносила в офисе фонда слова благодарности всем сотрудникам и сама, кажется, впервые осознала, как силен фонд и насколько уже он от меня не зависит, вот как раз тогда меня пригласили войти в центральный штаб ОНФ. И знаете, я согласилась. С благодарностью», – написала Федермессер.

«Я смогу контролировать отсюда исполнение поручений президента, у меня будет выход на губернаторов, и это уникальная возможность влиять на качество последних месяцев, недель, дней, часов жизни многих и многих людей. Сначала в рамках телефонного ручного управления, а потом, как и в Москве, и как в Поречье, вот увидите, все заработает», – убеждена она.

«Услужливое, потасканное ничтожество»

После вступления в ОНФ ряд оппозиционно настроенных журналистов и общественных деятелей подвергли Федермессер критике. Ярче всего свою позицию сформулировал Сергей Пархоменко, занимающийся проектами «Последний адрес» и «Диссернет» и ведущий программу на «Эхе Москвы». Пархоменко в грубой форме сравни Федермессер с Елизаветой Глинкой, погибшей в авиакатастрофе в 2016 году. Последние годы жизни Глинка, активно сотрудничая с властью, занималась спасением детей из Сирии и с юго-востока Украины.

«А все ли помнят, с чего начинала Елизавета Глинка, и в какое услужливое, потасканное ничтожество она позволила себя превратить незадолго до смерти? Все помнят, как кремлевские сволочи ее хладнокровно и сноровисто употребили в дело на раннем этапе войны в Донбассе? Все помнят эти гнусные фотографии «доктора Лизы» на фоне улыбок Марины Юденич и самодовольной мадам Симоньян?», – написал Пархоменко.

«Это я к тому, что нам всем нужно очень беречь Нюту Федермессер и очень терпеливо объяснять ей и тем, кто с нею работает, зачем их втаскивают туда, где они постепенно оказываются. <…> И что на самом деле нет никакой обязанности, никакой безысходности, которая бы заставляла их вставать на этот скорбный путь», – добавил журналист.

«Я не помню такой Елизавету Глинку»

Большинство комментаторов фейсбука осудило Пархоменко за его мнение.

«Вот она я: работаю с Нютой. Объясните мне, куда меня втаскивают, как зомбируют или что-то еще со мной делают. Мне просто любопытно!», – написала замглавного редактора «Эха Москвы» Татьяна Фельгенгауэр.

«Я не помню такой Елизавету Глинку. И это отвратительная и оскорбительная формулировка», – считает журналист Михаил Козырев.

«Прочитав, я была просто в шоке. Я потеряла дар речи. Придя в себя, прочитала это Лене (Леониду Парфенову – прим.Anews) – он тоже был в шоке. Да, есть люди, которые считают себя в праве абсолютно всем ставить оценки за поведения. Доктор Лиза сделала много прекрасного – такой она и останется в моей памяти. Все остальное стыдно читать», – написала Елена Чекалова, кулинарный журналист и супруга Леонида Парфенова.

«Я могу сколько угодно выбирать более бескомпромиссный путь. Но когда будет орать от боли мой близкий или я сама, я позвоню Нюте. А вы, Сережа? Кому позвоните вы?» – спросила у Пархоменко Варвара Турова, журналистка и ресторатор.

Но среди комментаторов нашлись и те, кто поддержал точку зрения Пархоменко.

«Нюту никто не заставляет вставать на этот путь. Она его сама выбирает. Мы виноваты в том, что наш выбор и наш опыт жизни оказался менее привлекателен в нравственном и эффективном смысле, чем тот путь компромисса, который люди выбирают. Вот в чем самая печальная проблема», – считает правозащитница Зоя Светова.

«Как ни странно, вот очень хорошо написано. Прям в точку. За исключением "беречь" и "терпеливо объяснять"», – полагает журналист Аркадий Бабченко.

«Дай нам бог быть подопечными Нюты»

Вдовец Елизаветы Глинки Глеб также осудил Пархоменко.

«При жизни ее травили под конец, и опять, накануне ее гибели, после двух лет, опять начинается, это очень знакомо. Я этого журналиста не знаю. Видимо, хочет, чтобы побольше о нем говорили, и делает это благодаря славе Елизаветы и общенародной любви. Мне это смешно и противно, я не хочу в этом участвовать», — сказал Глеб Глинка РЕН ТВ.

Несогласие со словами Пархоменко выразил и главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов.

«Ее взгляды на политическое участие или не участие никак не корреспондируются с тем, что она делает в этой благотворительности. И пусть делает. И дай нам бог быть подопечными Нюты в широком смысле слова, включая Пархоменко», – сказал Венедиктов в эфире «Эха Москвы».

«Я считаю это несправедливым и нечестным – то, что касается Нюты. То, что Касается Лизы Глинки, она вывозила детей, которые пострадали вследствие действий ее государства. — вот так, если на секунду задуматься – вследствие наших с вами действий как налогоплательщиков. Да, она пользовалась самолетами Министерства обороны. Но при этом, еще раз повторю и подчеркну, она не с концертами туда ездила и не с поддержкой войны она туда ездила. Она спасала людей, которые в результате военных действий, в том числе, военнослужащих Российской Федерации, приводили к этой катастрофе. Это что? Это стыдно? Это позорно? Это делает ее нечестной, нечистоплотной? Это неправда, это неправильно и это нечестно», –сказал Венедиктов.

«Это стратегическая ошибка»

Сам Пархоменко считает, что остался непонятым большинством читателей.

«Я считаю, что это не вопрос этики, а вопрос эффективности. Что и попытался выразить в своем посте, но остался непонятым большинством читателей. Сотрудничество с властью не “западло”, а вредно. Это наносит удар по устойчивости и эффективности благотворительного проекта. Делает его зависимым, подверженным капризам начальства. Это стратегическая ошибка — вместо опоры на массовую поддержку гражданского общества делать ставку на благоволение власти. В первый момент может показаться, что получить на доброе и важное дело бюджетные деньги проще, чем собирать их у сочувствующих. Но на самом деле это подрывает устойчивость и перспективу всего проекта. А мораль, нравственность и этичность тут вообще ни при чем. Я их и не собирался обсуждать», – сказал журналист в комментарии «Таким делам».

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх