Яхно объяснила, почему Россия боится Украину

То, что РФ боится потерять Украину (и при этом российская власть сама же все для этого сделала, развязав в 2014 году войну) – очевидный факт.

Но в данном случае хочу остановиться на том, почему России так страшно потерять Украину. Дело ведь не только в экспансионистских претензиях России как протоимперии.

И не только в использовании российской властью регионального лидерства РФ на постсовестком пространстве для усиления своей позиции в коммуникации/переговорах с Западом, как это было до 2014 года. Это, кстати, одна из причин, почему России не удалось создать ни один экономически эффективный проект на постсоветском пространстве – он просто не нужен был Кремлю. В условиях отсутствия общих ценностей и не желания строить экономику как таковую (имею в виду сохранение сырьевой составляющей) – все проекты (типа Таможенного союза) использовались как фасад.

Потеря влияния России на Украину, а главное – превращение Украины в самодостаточное и сильное государство (политически, экономически, психологически и т.д.), для Кремля – это чуть ли не "нож в сердце", судя по политике, которую проводит РФ, начиная с 2014 года. Почему так? Потому что это автоматически актуализирует перед Россией ряд проблем, разрешение которых российская власть отодвигала "на потом". И самая комплексная из них – это идентичность современной РФ. России как не империи и не СССР, а РФ в ее постсоветских реалиях. Вопрос идентичности (а отсюда – и ценностей) – это не только про экономику и политическую систему, это и про межнациональную политику. "Русские марши" в первой половине 2000-х, большой митинг на Манежной площиди после убийства российского болельщика лицом не русской национальности и т.д. – все это было.

А дальше мы все видели, как Кремль перенес реальный запрос/тренд на "русскую весну" внутри РФ в плоскость вне РФ, в виде "псевдорусской весны" с якобы "защитой" (она же – война) русскоязычного населения. Все эти разговоры об "одном народе", сооружение памятника князю Владимиру в Москве в 2016 году, история с Анной Киевской в разговоре Владимира Путина и Эммануэля Макрона – все это выдает тайные страхи Кремля по поводу актуализации темы идентичности РФ, как многонационального и многоконфессионального государства. В этом смысле, получение Украиной права на создание автокефалии Православной церкви – для РФ это не просто потеря влияния и потеря приходов. Это постановка вопроса о сущности самой России, ведь может оказаться что количество исповедующих мусульманство – практически такое же, как и количество православных. Ну и дальше весь этот спор про Азию или Европу. А настоящая Русь – это Украина (причем, с цивилизованным и толерантным отношением ко всем конфессиям и национальностям).

Идентичность Украины актуализирует вопрос об идентичности РФ. И чем скорее российская власть посмотрела бы в этом направлении, тем скорее Россия прекратила бы заниматься в том числе саморазрушением. Но, похоже, Кремль сегодня выбирает для России состояние "одиночества полукровки" (стилистика – из статьи известного нам автора), "гибридные войны" как единственный способ проявления активности РФ в мире, и как результат – изоляционистскую концепцию "государства-стены" и технологическое отставание РФ уже на поколение.

Источник ➝