Последние комментарии

  • Александр Лисовский26 июня, 23:16
    Стыдно - а ещё пожилая женщина. "Партнер по фильму "Мимино" сгорел бы со стыда!": Кикабидзе разнесли за "мерзопакостные" слова о России
  • Александр Лисовский26 июня, 23:13
    Да ну ! Что у вас за отношение к людям. Был хороший советский актёр - слава ему . Стал старым брюзжащим антироссистом..."Партнер по фильму "Мимино" сгорел бы со стыда!": Кикабидзе разнесли за "мерзопакостные" слова о России
  • Любовь Малова26 июня, 23:07
    А если человек сам не может отремонтировать авто?  Не у всех есть способности к этому. Зато, возможно, он очень талан..."Недостатки СССР усиливаем, достоинств не повторяем". Опрос показал рост ностальгии по Союзу

Яхно объяснила, почему Россия боится Украину

То, что РФ боится потерять Украину (и при этом российская власть сама же все для этого сделала, развязав в 2014 году войну) – очевидный факт.

Но в данном случае хочу остановиться на том, почему России так страшно потерять Украину. Дело ведь не только в экспансионистских претензиях России как протоимперии.

И не только в использовании российской властью регионального лидерства РФ на постсовестком пространстве для усиления своей позиции в коммуникации/переговорах с Западом, как это было до 2014 года. Это, кстати, одна из причин, почему России не удалось создать ни один экономически эффективный проект на постсоветском пространстве – он просто не нужен был Кремлю. В условиях отсутствия общих ценностей и не желания строить экономику как таковую (имею в виду сохранение сырьевой составляющей) – все проекты (типа Таможенного союза) использовались как фасад.

Потеря влияния России на Украину, а главное – превращение Украины в самодостаточное и сильное государство (политически, экономически, психологически и т.д.), для Кремля – это чуть ли не "нож в сердце", судя по политике, которую проводит РФ, начиная с 2014 года. Почему так? Потому что это автоматически актуализирует перед Россией ряд проблем, разрешение которых российская власть отодвигала "на потом". И самая комплексная из них – это идентичность современной РФ. России как не империи и не СССР, а РФ в ее постсоветских реалиях. Вопрос идентичности (а отсюда – и ценностей) – это не только про экономику и политическую систему, это и про межнациональную политику. "Русские марши" в первой половине 2000-х, большой митинг на Манежной площиди после убийства российского болельщика лицом не русской национальности и т.д. – все это было.

А дальше мы все видели, как Кремль перенес реальный запрос/тренд на "русскую весну" внутри РФ в плоскость вне РФ, в виде "псевдорусской весны" с якобы "защитой" (она же – война) русскоязычного населения. Все эти разговоры об "одном народе", сооружение памятника князю Владимиру в Москве в 2016 году, история с Анной Киевской в разговоре Владимира Путина и Эммануэля Макрона – все это выдает тайные страхи Кремля по поводу актуализации темы идентичности РФ, как многонационального и многоконфессионального государства. В этом смысле, получение Украиной права на создание автокефалии Православной церкви – для РФ это не просто потеря влияния и потеря приходов. Это постановка вопроса о сущности самой России, ведь может оказаться что количество исповедующих мусульманство – практически такое же, как и количество православных. Ну и дальше весь этот спор про Азию или Европу. А настоящая Русь – это Украина (причем, с цивилизованным и толерантным отношением ко всем конфессиям и национальностям).

Идентичность Украины актуализирует вопрос об идентичности РФ. И чем скорее российская власть посмотрела бы в этом направлении, тем скорее Россия прекратила бы заниматься в том числе саморазрушением. Но, похоже, Кремль сегодня выбирает для России состояние "одиночества полукровки" (стилистика – из статьи известного нам автора), "гибридные войны" как единственный способ проявления активности РФ в мире, и как результат – изоляционистскую концепцию "государства-стены" и технологическое отставание РФ уже на поколение.

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх